Аквариум с золотыми рыбками

Есть такие бедолаги, которые ничего специально не делают, а женщины на них все равно вешаются, проходу не дают. Ничего, вообще ничего, ни шоколадки-мармеладки, ни билетика в кино, ни цветочка к праздничку.

А это ведь горе-печаль, потому что тебя не колышет чужая забота, не колышет чужая любовь-страсть. Вот Петра Петровича взять. Старый уже, а все какие-то рассказы у него о давней неудачной женитьбе. Возвращается муж из командировки… И все фотографиями трясет столетней давности. На снимках — обычная тетка в халате ситцевом, все достоинства — худоба. Это Петр Петрович сразу дает понять, что ничего толстого рядом с собой не потерпит. На его долю и худых хватит. А толстая подвиги ради него совершает, в спортзале скачет каждую минуту, свободную от стояния под его окнами. Мышцы качает и с диетологом консультируется. На парикмахершу выучилась, чтобы его лично, персонально стричь. А Петр Петрович уперся, и все — вот так расслабишься, а килограммы опять вернутся. И правильно опасается. Потому что разные случаи были. Вот сосед его. Женился на такой, а она взяла и опять растолстела. И что делать мужику? Ходит по общей теперь жилплощади, детей уже двое, мальчик и девочка. А мужчине печально, что красоты и эстетики теперь никакой. Дети ему очень нравятся, а мама их — нет. Поэтому Петра Петровича можно назвать честным. И еще один номер у него есть — он каждой нынешней все про предыдущую рассказывает. Чтобы выводы успевали делать. Важно вот это — в повторе звучит, чтобы запомнили. Про кого-то там: хорошая девушка, но замуж очень рвалась. Как будто объясняет правила игры. И девушки все соглашаются — что ты, я не такая, меня замуж звать не надо! Просто так ходить буду, и то если сам позовешь. К нему без звонка ходить нельзя. Есть настроение — сам позвонит, нет — хоть дверь сноси с петель, не впустит. А соседи грозят милицией. Гордый мужчина. И чтобы без этой… навязчивости. 

Но вообще-то с ним интересно, хоть он и жадный. Но он людей сразу видит и выбирает поэтому женщин, склонных к жертвенности. Они потом поплачут, конечно, под окнами подежурят, звонят еще. Но все равно ведь отстанут.

Любят потом издалека. Их там уже целую группу поклонниц можно набрать. И все красивые. А Петр Петрович все равно стоит как скала. И как жил один, так и живет. И с каждым днем все критичнее и критичнее. И не было бы никакой истории, но только влюбился он. Ну да, можно сказать, возраст у мужика критический, хорошо так за сорок, а он нервно телефон набирает, волнуется и выспрашивает нарочито равнодушным голосом, чем она намерена заниматься вечером: «А завтра? А послезавтра? А в субботу?» И главное, если по его критериям, — никакого там лоска у девушки, можно сказать, что никаких особенных красот, если сравнивать с предыдущими. А Петр Петрович про всех предыдущих забыл, не вспоминает, фотографии бывшей жены в ситчике забросил подальше, на Галине этой совсем свихнулся. А Галина придет, посидит, сделает кому-то пару звонков и исчезнет. А куда и надолго ли, не скажет никогда. Хамка. «Пока-пока». А Петр Петрович прямо извелся. С горя и в нетерпении, в лихорадке прямо принялся обзванивать бывших своих подруг. Те летят на крыльях надежды, а он донимает их расспросами — когда кто из них Галину видел и с кем. И вообще, что думает кто о ней. Ревнует страшно. А девушки видят — страдает мужик, здесь бы позлорадствовать, но девушки там все исключительной какой-то порядочности и доброты. Конечно, по доброте кое-кто пытался открыть ему глаза — нашел по кому убиваться. Но про любовь вообще ничего непонятно — откуда приходит. Тем более эта Галина вскоре и заехала к нему. Кстати, вместе со своим семилетним ребенком от предыдущего брака. Это к Петру Петровичу, у которого ни детей, ни кошек, ни собак, никого, кто кричит, внимания просит и чтобы кормили и заботились. А тут целый мальчик-первоклассник, уроки делать и в школу водить. Петр Петрович все терпит, даже когда мальчик запросил рыбку, Петр Петрович самолично отправился в зоомагазин и принес оттуда кругленький аквариум с золотой рыбкой. У мальчика интерес к рыбке быстро пропал, а Петр Петрович увлекся и рыбку свою полюбил. Смотрит и смотрит, и говорит что-то шепотом. Это когда Галина где-то стала задерживаться, когда мальчика своего отвезла к родителям бывшего мужа. Сказал — там ему лучше, а мы с тобой вдвоем. Петр Петрович счастлив, а ей скучно. И не потому ей скучно, что ее мальчика рядом нет, никто не кричит, не требует конфет и пиццы, а вообще ей скучно.

Все ей не нравится: и квартира не нравится, и район, и город, и страна. Поэтому и начала она что-то менять.

У Петра Петровича же в очень дальнем зарубежье дальние родственники проживали, вот Галина и стала подводить его всякими разговорами к мысли, что можно еще что-то попробовать изменить в судьбе. А Петр Петрович уперся — нет и все. Съездить они вдвоем съездили хорошо, все понравилось, вплоть до того, что жители не раздражают и климат мягкий. Но чтобы на ПМЖ? Петр Петрович ни в какую. А у Галины все равно там какие-то свои знакомства образовались. И она завела переписку и пару раз даже тайком, конечно, от Петра Петровича, слетала в Москву для кратковременных свиданий с одним из кандидатов. Ну, а потом и совсем уехала. 

А Петр Петрович чуть не рехнулся от горя. Сидит в квартире и на рыбку смотрит, а когда рыбка однажды уснула и не проснулась, Петр Петрович в больничку загремел. Его там взялись навещать бывшие подруги, бульоны носят куриные, фрукты-овощи, творог с рынка. А он бульон выпьет, фрукты-овощи, творог съест, а подруг гонит. Разговаривать ему ни с кем неохота. Злиться стал на особо заботливых. От злости и поправился быстро.

А то там, в больничке, ходят к нему все кому не лень, проходной двор прямо. Прямо толпами ходят и ходят, дежурство организовали. Пришлось срочно выздоравливать, чтобы в свою квартирку нырнуть, на звонки не отвечать.

Хорошо еще, что в подъезде дверь установили железную, но он и от домофона отказался, чтобы не нервничать лишний раз, если кому в голову придет в гости нарисоваться. И телефон у него с определителем номера. Если видит незнакомые циферки, не снимет трубку. Вот так чуть важный звонок не пропустил. Стоял, раздумывал, кто звонит, потом решился — «Алло». А там Галина. Мол, проездом на пару дней, на неделю — «Как у тебя завтра со временем?». Петр Петрович заволновался, изобразил занятость страшную. Потом все-таки дал себя уговорить. Трубку положил, засуетился, кинулся к шкафу, где аккуратно на плечиках висела его одежда. Выбрал замшевую курточку песочного цвета, вельветовые джинсы в тон. Рубаху коричневую. Потом подумал, заменил рубаху на свитер. Пошел к зеркалу, потянулся за расческой. Позвонил сто лет знакомой парикмахерше Ане. Напросился к ней без очереди. Аня мигом привела его в порядок, грустно и сосредоточенно смотрела вслед, под ее взглядом Петр Петрович оглянулся на пороге, застеснялся и засеменил прочь.

Галина мало изменилась. Предложила выпить. Петр Петрович от выпивки отказался, стал нудно объяснять, что врачи пить не советуют. Галина слушала его вполуха, все время отвлекалась на звонки, расспрашивала его мало, говорила о себе подробно, достала альбомчик с фотографиями: «Это мы в Альпах, это в Барселоне». За сыном приехала. Петр Петрович ждал, что начнется что-то между ними, какой-то, может быть, важный разговор. Но ничего важного не происходило, ни важного, ни интересного. Чужая женщина в чужом номере гостиницы. Наконец, он встал и пошел на выход. Было видно, что и Галина с облегчением вздохнула. Быстро сказали друг другу какие-то необязательные слова, в это время опять зазвонил телефон, и Галина заговорила на незнакомом Петру Петровичу языке. Говорила она бодро, говорила весело. Махнула рукой и закрыла дверь. 

Петр Петрович долго шел пешком, потом устал, пришлось толкаться в автобусе. Потом вышел, на остановке стояла Аня. Петр Петрович так ей обрадовался, принялся благодарить за удачную стрижку, а потом сказал, что очень есть хочет, вот бы супу сейчас.

Через неделю он сделал ей предложение. Совсем неожиданно для себя. На свадьбу пришли все его бывшие подруги. Они скинулись и подарили большой аквариум с золотыми рыбками.

Загрузка...