Африканец водит трамвай в Иркутске

Иркутский вагоновожатый Франсуа Дембеле

«Я первый африканец, который водит трамвай. Я в Интернете интересовался — нет больше таких», — не без гордости и в то же время шутливо говорит темнокожий иркутянин Франсуа Дембеле.

Встретиться с ним оказалось непросто — человек он занятой, к тому же не любит давать интервью, несмотря на то, что сам так или иначе является частью медийной сферы в качестве ведущего прогноза погоды на телеканале «АИСТ». Поговорить с необычным водителем трамвая удалось только после смены, когда он ставил машину в депо.

Вагоновожатый Дембеле рассказал, зачем он сел в кабину трамвая, как его занесло в Сибирь и о том, как тяжело иркутскому африканцу стало переносить 40-градусную жару в Африке.

Франсуа пришел в трамвайное депо летом прошлого года с твердой целью научиться водить трамвай.

— Трамвай — моя давняя мечта, — рассказывает он. — Это единственный вид транспорта, который меня удивил, когда я приехал в Россию. Раньше, когда не было машины, я очень часто пользовался трамваем — мне нравилось ездить на нем. А главное, он всегда приходит по расписанию. Приходишь на остановку — знаешь, что трамвай должен подойти. И он действительно подходит. Потом я получил права, приобрел автомобиль. Но у меня осталась ностальгия по трамваю…

Ностальгия долгие годы подкреплялась желанием не просто ездить на трамвае, но и управлять им.

— И вот пришло время реализовать мечту. И я это сделал. Пока все получается, — с улыбкой говорит Франсуа.

— Ездить на трамвае и водить его — разные вещи. Не было ли разочарования, когда вы вышли на линию впервые?

— Напротив, когда работа в удовольствие, ты не разочаровываешься. И даже не устаешь, а, наоборот, отдыхаешь. А когда работа не по душе, когда работаешь ради денег, как вынуждены делать многие люди, то, естественно, устаешь сильно. Ждешь, когда же наступит выходной или отпуск. Я работаю уже третий месяц, и ничего, нравится все больше. Конечно, после машины, где есть руль, который можно повернуть, непривычно ездить по рельсам прямо. С непривычки страшно было, когда какая-то машина навстречу едет, а свернуть ты не можешь. Потом привыкаешь. Для меня это единственная работа, которая подходит на данный момент, чтобы зимой дома не сидеть. Еду, смотрю город, людей, солнце встречаю. Картинка меняется, ты постоянно в движении. Это очень интересно. А в офисе сидеть пусть и тепло, но скучно. К тому же на линии водители автомобилей не дают расслабиться. (Смеется.)

— Как вас встретил коллектив? Наверняка коллеги были удивлены?

— Коллектив хороший, сказать ничего не могу. Хочется сказать большое спасибо преподавателям, инструкторам и всем, кто помогал и помогает мне осваивать эту профессию. Сначала, как только я собрался идти на эту работу, было неуютно оттого, что много водителей трамваев — женщин. Думал, что водят их только женщины. Но потом, когда увидел, что и мужчины водят, успокоился. Сейчас уже могу предположить, что женщин-водителей много потому, что они более уравновешенные. Управлять махиной весом почти в 20 тонн и больше 15 метров в длину очень ответственно, тем более если полный салон пассажиров. С таким не каждый мужчина справится.

— Как воспринимают вас пассажиры в качестве водителя?

— Бывает, пальцем показывают, когда по своему четвертому маршруту еду. А вообще в основном положительно реагируют, даже узнают. Даже те, кто пальцем тычет, они же не со зла, просто удивлены. Это нормальная реакция. Я бы тоже так в Африке себя вел, если бы белый человек трамвай у нас вел или повозку какую. Я работаю с удовольствием, и профессия мне нравится.

— Здоровье, кстати, не подводит в сибирские морозы?

— Я редко простужаюсь. Тепло одеваюсь и стараюсь сбалансированно есть. Больше мерзну осенью, чем зимой. Хотя зимой бывают морозы такие, что как бы тепло ни оделся, все равно холодно. Привыкнуть не могу, что вещей много нужно надевать. Утром долгие сборы. Потом приходишь домой, все снимаешь с себя полчаса. То ли дело там, откуда я родом: ноги в сандалии — и все.

— Тем не менее про капризную сибирскую погоду вы рассказываете на одном из иркутских телеканалов. Эта работа, благодаря которой вас стали узнавать, надо полагать, также приносит вам удовольствие?

— Да, конечно. Туда я пришел больше десяти лет назад — интересно было узнать, как устроено телевидение. Сейчас я бываю там раз в неделю — в пятницу, сразу после работы в депо. Записываю прогноз погоды на выходные.

— А вести передачу, новости читать не пробовали?

— Нет, думаю, мой акцент для этого не годится.

— Как с образованием — тоже из разряда творческих?

— Я окончил госуниверситет, биолого-почвенный факультет. По специальности я биолог-физиолог, магистр биологических наук. Но по специальности не работал — скучно мне сидеть в лаборатории.

— А в Иркутске как оказались? Ехали в далекую Сибирь осознанно?

— Я родом из Республики Мали, это в Западной Африке. Когда я приехал сюда в 90-м, был еще Советский Союз. Нас распределили. Где-то год я учил русский язык в Воронеже, потом меня поставили перед выбором — нужно было ехать в один город из трех на выбор. Два из них были где-то на Украине, а третий — Иркутск, в России. Я и поехал в Иркутск. Сначала было интересно, потом уезжать стало поздно. Здесь все устраивает, только холодно очень. Здесь больше зима, чем лето. Но для меня сибирский климат стал уже привычным — как-никак 24 года уже здесь.

— На родине приходится бывать?

— Довольно часто туда езжу. Вот год назад был… Если вернуться к теме климата, то там уже жарко для меня — 40 градусов в тени сейчас вынести не могу. Когда приехал в Мали, неделю просто во дворе спал, не мог в помещение зайти.

— А кто остался в Мали? У вас большая семья?

— Родители, братья и сестры там живут. Нас, детей, в семье десять человек, я пятый по счету. Родители нормально живут. Дом у них хороший, из пескоблоков. И цивилизация туда уже дошла: солнечные батареи, спутниковое ТВ, сотовая связь. Я по мобильнику с ними разговариваю. Вот недавно брат звонил. Я трамвай вел, не мог говорить. Сейчас до дома доберусь, перезванивать буду. В общем, я рад за родителей — они там не одни, есть кому присмотреть. Рад за отца — он счастливый человек, ему 86 лет уже. Для тех краев это рекордный возраст. В Мали средняя продолжительность жизни 47 лет. Я в свои 44 тоже скоро буду долгожителем. (Смеется.)

— А в Иркутске удалось создать семью?

— Да, семья есть, двое детей. На этом, пожалуй, о семье все. Не хотелось бы эту тему затрагивать.

Иллюстрации: 

Франсуа Дембеле больше известен как исполнитель народных песен в составе группы «Русское диско» и как телеведущий на канале «АИСТ». Теперь он еще и вагоновожатый.
Франсуа Дембеле больше известен как исполнитель народных песен в составе группы «Русское диско» и как телеведущий на канале «АИСТ». Теперь он еще и вагоновожатый.
baikalpress_id:  92 505