30 тысяч евро за пытки

Двум заключенным из Иркутской области Европейский суд присудил компенсации

В октябре прошлого года Европейский суд по правам человека принял решение в пользу двух жителей Иркутской области. Наверное, сама по себе эта новость не вызвала бы такого интереса, если бы не личности заявителей. Ровно десять лет назад они были осуждены по тяжким статьям, среди которых «Убийство», «Бандитизм» и «Разбой». Оба отбывают наказание в местах лишения свободы. Один приговорен к 20 годам, другому назначена высшая мера — пожизненное заключение. И вдруг Европейский суд присуждает им в качестве компенсации по 30 000 евро каждому! За что — разбиралась обозреватель «Пятницы».

Приговор окончательный

Заявителями иска в Европейский суд по правам человека оказались Михаил Захарин и Олег Зырянов. В 2006 году они были осуждены по делу банды Скрипника, о которой написано немало статей. Напомним лишь несколько эпизодов.

Самый громкий — это, несомненно, массовое убийство в самом центре Иркутска 14 декабря 2002 года. Бандиты устроили засаду возле Восточной трибуны стадиона «Труд» и открыли огонь из автоматов по двум автомобилям. Главной мишенью киллеров был экс-положенец Павел Киселев, заодно с ним полегли еще семь человек, в том числе две женщины и подросток. Характерная деталь — оружие в соответствии с бандитским кодексом было брошено недалеко от места происшествия. Из материалов дела следует, что Захарин принимал непосредственное участие в расстреле, а Зырянов находился в машине, которая заблокировала путь кортежу Киселева.

Еще один громкий эпизод, фигурантом которого был признан Захарин, связан с вымогательством полутора миллионов долларов у бизнесмена Игоря Светлова. Мужчину поставили на криминальный счетчик, а потом его расчлененный труп был обнаружен в лесу по Голоустненскому тракту. Именно Захарин спустя два года указал место, где находились останки. Жуткая история.

Наконец, фамилии обоих заявителей фигурируют в истории покушения на Алексея Бердуто, лидера не менее знаменитой группировки под названием «Пожарники». Бердуто было решено убрать после того, как на него пало подозрение в убийстве крупного авторитета Вячеслава Гамерника «Гамеры». В 2003 году машину лидера «пожарников» расстреляли из автоматов в микрорайоне Солнечном. Водитель погиб на месте, Бердуто чудом спасся.

В 2006 году Иркутский областной суд приговорил Захарина к пожизненному заключению, Зырянову дали двадцать лет. Через год Верховный суд оставил это решение в силе. Как говорят в таких случаях: приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Но Захарин и Зырянов решили идти до конца и еще в 2004 году написали жалобу в Страсбургский суд по правам человека. Не будем вдаваться в детали, каким образом им это удалось, хотя это тоже интересная тема. И вот в октябре прошлого года (то есть спустя 11 лет) состоялось заседание палаты Европейского суда по правам человека в составе восьми человек, и в тот же день было принято постановление.

Дело «Захарин  и Зырянов против России»

Итак, 30 000 евро каждому! С точки зрения простого российского обывателя, все это выглядит как издевательство над здравым смыслом. О каких вообще правах человека может идти речь в отношении преступников? Разве они считались с правами своих жертв? Разве на их совести нет кровавых убийств и разбоев? О каких компенсациях морального вреда можно говорить?

Однако давайте все-таки разберемся, почему это произошло и почему это важно. Во-первых, Европейский суд по правам человека не является вышестоящей инстанцией по отношению к национальному суду. Он не занимается пересмотром дел по существу, не определяет виновность или невиновность конкретного человека, доказанность или недоказанность выдвинутого обвинения. Европейский суд определяет, было ли допущено в отношении заявителя нарушение прав человека, гарантированных Европейской конвенцией.

В нашем случае речь идет о недопустимости пыток или бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания. «Каждый, чьи права и свободы нарушены, — говорится в конвенции, — имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

Захарин и Зырянов обратились в Европейский суд с жалобой на жестокое обращение. По утверждению первого заявителя, милиция подвергала его пыткам и избиениям с использованием электрических проводов, лишала пищи и сна. В камере его запугивал сокамерник, и, не выдержав всего этого, Захарин пытался покончить жизнь само­убийством. Второй раз он попытался совершить суицид в отделении милиции, где его били по голове и почкам. Все эти травмы были зафиксированы врачом.

Зырянов утверждал, что во время допроса правоохранители его пинали ногами и били палкой. Не выдержав пыток, он выпрыгнул из окна третьего этажа отделения милиции. В больницу его доставили с переломом руки, ушибами грудной клетки и спинного мозга.

Будучи в СИЗО, оба заявителя пытались писать жалобы на жестокое обращение в прокуратуру. Однако в возбуждении уголовного дела им было отказано. По версии стражей порядка, во время задержания Захарин и Зырянов активно сопротивлялись, поэтому к ним была применена физическая сила, отсюда и травмы. Впрочем, через четыре месяца прокуратора все-таки возбудила дело по статье «Превышение должностных полномочий». Но как возбудила, так и прекратила… «в связи с отсутствием состава преступления».

Именно этот момент сыграл решающую роль для Европейского суда, потому что заявители жаловались на отказ национальных властей провести независимое и тщательное расследование по их заявлениям. И именно на этом основании суд признал жалобу Захарина и Зырянова приемлемой.

Дальше еще интереснее. В вердикте по делу «Захарин и Зырянов против России» говорится, что, несмотря на просьбу Европейского суда предоставить полные копии следственных документов, российские власти выдали только часть документов из дела, без каких-либо объяснений. Это тоже очень важный момент, поскольку любые неясности и сомнения суд трактует в пользу версии заявителей. Травмы есть? Есть. Медицинское заключение есть? Есть. Тогда, будьте любезны, предоставьте материалы расследования обстоятельств, при которых они были получены. Поскольку Россия не смогла дать правдоподобное объяснение причин появления травм, жалобы Захарина и Зырянова в этой части были признаны приемлемыми.

При этом — что тоже очень важно — Европейский суд по правам человека не подверг сомнению законность самого задержания заявителей и содержание их под стражей. Эту часть жалобы суд счел неприемлемой и отклонил как явно необоснованную. Поэтому у читателей не должно быть никаких иллюзий по поводу якобы ангажированности Европейского суда. В решении нигде не говорится, что Захарин и Зырянов осуждены несправедливо.

Почему это важно?

Многие россияне были в шоке, когда в СМИ появились репортажи об условиях, созданных в норвежской тюрьме для террориста Андреса Брейвика. Маньяк, расстрелявший 77 человек, получил 21 год отсидки в практически тепличных условиях, с отдельной спальней, беговой дорожкой и компьютером… Издевательство над здравым смыслом — так это воспринимается в России. 

У нас даже вполне образованные люди считают, что к ворам, убийцам, насильникам допустимы любые внесудебные действия, вплоть до физического уничтожения. Жестокость всячески одобряется и даже приветствуется. Око за око, зуб за зуб. В конце концов, не по головке же их гладить! Поломали руки-ноги при задержании? Так и надо! Избили сокамерники? Поделом! Нашли повешенным? Сам виноват!

Граждане жаждут возмездия, сожалеют об отмене смертной казни, требуют сажать всех подряд, и желательно пожизненно. Но при этом, что интересно, те же самые граждане неистово возмущаются полицейским беспределом. Вспомните, какую бурную реакцию вызвали случаи избиения людей в отделениях полиции — в 2011 году правоохранители побили инвалида в отделении № 5, в 2012 году история повторилась в отделении № 7. А еще был случай в 2010 году, когда сотрудники ГАИ забили гражданина до смерти в районе поселка Молодежного.

Получается замкнутый круг: с одной стороны, мы оправдываем жестокость, с другой — осуждаем. С одной стороны, одобряем неправосудные расправы, с другой — возмущаемся. Но так система не работает: невозможно требовать от правоохранительных органов избирательного соблюдения законности. Она должна соблюдаться в отношении всех граждан, без исключения.

Конвенция о защите прав человека запрещает пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств и поведения потерпевшего. И где бы ни было сделано заявление о жестоком обращении (отделение полиции, СИЗО, исправительная колония), оно должно быть тщательно рассмотрено.

Смысл решения Европейского суда по правам человека нацелен на то, чтобы побудить российские власти решительнее двигаться в сторону совершенствования правоохранительной системы на всех этапах. Чтобы исключить саму возможность появления подобных жалоб. Жестокость, пытки, насилие — это большая проблема, которая нам досталась в наследство еще с гулаговских времен. Кое-что для профилактики уже делается. Например, в ГУФСИН стали использовать видеорегистраторы, которые крепятся на нагрудный карман и работают в автоматическом режиме. В некоторых учреждениях ведомства эти устройства пломбируются. Таким образом, руководство может отследить, насколько правомерны действия сотрудников по отношению к осужденным.

Так что к вердикту Европейского суда по делу Захарина и Зырянова нужно относиться философски. Да, с обывательской точки зрения оно вызывает шок. Но с точки зрения права является абсолютно логичным. Насилие и пытки недопустимы в принципе, иначе никто не даст гарантию, что их жертвой не станет любой человек, в том числе и невиновный.

  • Страсбургский суд

Европейский суд по правам человека основан в 1959 году. Место нахождения — Страсбург, Франция. Европейский суд является международным судебным органом, компетентным в вынесении постановлений в отношении жалоб, поданных индивидуальными заявителями или государствами. Жалобы должны касаться нарушений гражданских и политических прав, изложенных в Европейской конвенции о защите прав человека. С 1998 года суд заседает на постоянной основе, и физические лица имеют возможность подавать жалобы напрямую. За полвека Европейский суд вынес более 
10 000 постановлений. Они являются обязательными для государств-участников и вынуждают правительства вносить изменения в свои законодательства и административную практику в многочисленных сферах деятельности.

  • Откуда жалобы

О выигранном в Европейском суде по правам человека деле «Пятнице» стало известно от иркутского адвоката Дмитрия Дмитриева. Он пояснил, что жалоба была написана в 2004 году, когда Захарин и Зырянов находились в СИЗО. В то время в Иркутской области отбывал наказание известный российский адвокат Сергей Бровченко, приговоренный к девяти годам лишения свободы (впоследствии Верховный суд приговор отменил). По словам Дмитриева, Бровченко находился в ИК-3. Все это время он жаловался в Европейский суд, пытался организовать профсоюз заключенных. Именно он подавал жалобу Зырянова. Потом к ней присоединили жалобу Захарина, которую писал адвокат Брсоян. Имя адвоката Сергея Бровченко указано в вердикте Европейского суда в качестве представителя интересов обоих заявителей.

Иллюстрации: 

Европейский суд по правам человека находится в Страсбурге, Франция, во Дворце прав человека, спроектированном в 1994 году британским архитектором Ричардом Роджерсом. Именно здесь суд следит за соблюдением прав 800 миллионов европейцев в 47 государствах — членах Совета Европы, ратифицировавших конвенцию
Европейский суд по правам человека находится в Страсбурге, Франция, во Дворце прав человека, спроектированном в 1994 году британским архитектором Ричардом Роджерсом. Именно здесь суд следит за соблюдением прав 800 миллионов европейцев в 47 государствах — членах Совета Европы, ратифицировавших конвенцию
По итогам 2015 года Россия стала государством с наибольшим числом нарушений Конвенции по правам человека. Суд обнаружил нарушения в 109 жалобах к России. На втором месте оказалась Турция с 79 жалобами, содержащими хотя бы одно нарушение. На третьем — Румыния (79), на четвертом — Украина (50). Наибольшее число нарушений касалось права на свободу и личную неприкосновенность (181), бесчеловечного или унижающего достоинство обращения (157) и права на справедливое судебное разбирательство (130)
По итогам 2015 года Россия стала государством с наибольшим числом нарушений Конвенции по правам человека. Суд обнаружил нарушения в 109 жалобах к России. На втором месте оказалась Турция с 79 жалобами, содержащими хотя бы одно нарушение. На третьем — Румыния (79), на четвертом — Украина (50). Наибольшее число нарушений касалось права на свободу и личную неприкосновенность (181), бесчеловечного или унижающего достоинство обращения (157) и права на справедливое судебное разбирательство (130)